•°•Rock of ancestors•°•

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

•°•Rock of ancestors•°• > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — среда, 19 декабря 2018 г.
пулядура memеntо mоri 00:41:13

pluxury sport

че за фигня происходит с голосом, он сломался и стал грубым, сейчас он снижается и снижается, сеструха сказала что к концу года он еще 1-2 октавы спустится,
показать предыдущие комментарии (36)
01:30:36 memеntо mоri
и служить сатане
02:39:51 пyськa
У тебя классный голос
02:48:26 memеntо mоri
Спасибо Пуся
03:59:05 Cатана
Так будь же его рабом
Вчера — вторник, 18 декабря 2018 г.
. magnus banе 18:56:22

GO TO HELL FOR HEAVEN'­S SAKE

у меня-а-а-а есть билеты на BTS World Tour LOVE YOURSELF in Seoul!


это было сложно. нет, не так. это было почти невозможно, ибо сразу пятеро моих друзей залетели на гребанный сайт с продажей билетов, а он сделал то, что обычно делают сайты, когда туда приходят арми: верно, полетел нахер, чем спровоцировал разрастание массовой паники в групповом чате и трехэтажный мат. но мы все-таки это сделали, и даже умудрились скупить целый ряд охрененных мест, потому что, да, в моем окружении, кажется, действительно много арми: разнокалиберных, разношерстных, разномастных и много других всевозможных "разно".

осталось, правда, до фильма только дожить.

потому что, угадайте, кому сегодня насильно впихнули градусник ("не градусник, а термометр!11") со словами "чет у тебя видок какой-то не очень и ты всех слишком откровенно ненавидишь"? у кого, как выяснилось, температура? кого выкинули с работы с диагнозом "переутомление" и дали отгул завтра? #явысплюсь #обоже правда, температура все еще, как выяснилось, не спадает, в сон все еще клонит, а тот факт, что я не могу сидеть дома от слова совсем, не делает мою жизнь хоть чуточку лучше. но это ничего.

моей главной проблемой является то, что я совершенно не чувствую температуры до тех пор, пока она у меня не перевалит за 38. хотя девушка все еще не устает напоминать мне о случае, что произошел этим летом, когда мы должны были ехать к ней на дачу, а меня неожиданно размазало просто на хрен, да так, что, кажется, мне кости выкручивало и я немножечко начал бредить. при температуре 37.1. а потом я ехал в такси домой, потому что "да пошел ты на хер, ты снова похерил все наши планы!" и чувствовал, что вот-вот откинусь. стоит ли говорить о том, что когда я доехал до дома (15 минут), у меня уже было 38.6?)0

в любом случае, завтра я отдыхаю... в первой половине дня. я высыпаюсь, я принимаю ванную с пеной, я обнимаю кота, дописываю главу, и еду к своим родным и любимым, которые будут на мне висеть, я чувствую, как невменяемые. но я очень соскучился. правда соскучился. я всю эту ватагу не видел с самого сентября и очень жду их реакции на свое неожиданное появление.
... fat shiba Moja 17:06:58

If the earth should dry May your dreams never die

love the art, hate the artist fandom
Позавчера — понедельник, 17 декабря 2018 г.
тихая ночь святая ночь Господин Лейтенант 18:18:50
я проснулась в 3 часа утра и не могу уснуть
я пыталась уснуть, а потом представила себе кошмарного монстра и мне пришлось включить свет
почему-то я взяла ноты, которые мне отдали на хоре в балагане, и стала петь
это рождественские песни, христианские такие причём

вы не бойтесь, не страшитесь, в Вифлеем скоорей спешииите
где роодился вам Христоос, где родился ваам Христос



я хочу научиться петь лучше, чем я пою
из-за своей любви к мюзиклам и пению песен оттуда х)
поэтому пошла на балаганный хор
там очень хорошо

Категории: Балаган
18:21:34 Господин Лейтенант
стрёмно даже сладости с кухни таскать, потому что монстр очень реалистично представился:'(­ :'(­ :'(­
Яндекс, я сожру тебя, или как прошло утро моего понедельника Lukiny 17:15:55
И вот очередное чудо моего утречка.

Это будет короткая и нудная, пожалуй, история.
Все началось в шесть утра, как раз через три часа, как я удосужилась завалиться поспать. Ну да, в этом плане моя жизнь не меняется, я все так же кладу больной пупырчатый огурец на свой сон, дабы в выходной открыть глаза в пять вечера и ахуеть окончательно, но не суть.
Я встала и пошла ставить чайник. Уже на кухне я заметила, что время-то шесть, мне спать ещё 30 минут, а значит я снова дурак, который не смотрит на часы, когда сползает колбасятиной с кровати.
Окей, я выключаю чайник и иду досыпать.
Время 6.30, я встаю и иду ставить чайник.
Стоя как истукан после восьмичасовой попойки изгнаных негров перед плитой, я медленно вспоминаю, что гнать мне на работу сегодня с ноутом в обнимку. За окном снежище и дубак, ясен красен я решаю, что ехать мне на такси. Черт с ним, что денег на последний укус макаронины по красной цене. Но если ехать на такси, то я могу встать и в семь.
Окей, я снова выключаю чайник и иду спать. 10-минутное отупление у плиты в счёт не идёт.
7.15, колбаска снова скатывается с кровати. Ну-ка, три-четыре, что я делаю? Иду на кухню и ставлю чайник. Шальная мысль в моей невыспавшейся башне долбит следующее: "иди поспи ещё 15 минут, позавтракаешь на работе". В семь утра людей вообще мало ебет тот факт, что 15 минут никого не спасут.
Окееей, я снова выключаю чайник и падаю прям рядом, на диванчик. Фишка в том, что телефон остался благополучно досматривать сон рядом с подушкой. Но чудо - я все-таки оживляю себя спустя 10 минут, и плюнув в табло ещё пяти, иду умываться.
Как это случилось загадка загадочная, но в 30 минуток я одетая, накрашенная и все ещё сонная тыкаю в разбуженный телефон, вызывая такси. И тут яндекс насмешливо мне сообщает, что я не один такой даун утром в понедельник, что спрос большой и нааа тебе две сотки за проезд. Я проснулась сразу же, чувак, у меня всего две сотки, собственно и есть. Но яндекс непреклонен, мало того, эта паскуда каждую минуту добавляет по два рубля.
Ща, думаю. Как бы время уже мне бы к работе подъезжать, но я сижу на кухне, грею гребаный чайник и ругаюсь с такси. Ру такси меня благополучно послало, потому что, "конечно, давай, поехали за сотку, только у нас машин нет". Впрочем меня послали все такси разом, и только яндекс продолжал поганенько мигать двумя сотками.
И я, скрипя скупердяйским еврейским сердцем, согласилась.
Так этот меркантильный ублюдок прислал машину через минуту, как будто бы знал, что выбора у меня не будет. С меня ещё и за простой содрать успели десяточку.
Итак, итоги дня. Мой ужин будет состоять, кажется, из салфеток с майонезом, чайник теперь тоже говорит, что греть воду мне будет только за две сотни, на работу я таки опоздала, но пришла раньше начальника на 10 минут, что было забавно.
Яндекс, я сожру тебя.
Зато выспалась. Пришла на работу... И пошла греть чайникХД


­­

Категории: Моя безумная жизнь
14:04:22 Daion
задрюкала ты чайник откровенно в это утро хахахах
14:04:44 Daion
как, кстати, салфетки с мазиком? хахах, угостишь?)
-130- Мастер Краснеющий и Соблазняющий Эл Фрай в сообществе Мир Ехо 12:39:27
Есть разные дороги. Обыкновенные – вроде той, по которой ты сейчас шел. С ними все просто: всегда заранее знаешь, сколько времени отнимет у тебя путешествие в то или иное место, и все зависит только от крепости твоих ног. Есть дороги, по которым можно идти всю жизнь, и никуда не прийти – моли свою судьбу, чтобы она уберегла тебя от такой участи! И есть Быстрые Тропы. Если ты пойдешь по такой тропе, тебе будет казаться, что ты идешь по самой обыкновенной дороге. Но через несколько дней ты можешь оказаться там, куда мне не долететь, и даже всадник на хорошем коне будет добираться до следующего года… Когда идешь по Быстрой Тропе, самое далекое путешествие становится коротким.



Мэсэн "Гнезда Химер"


Категории: Отрывок из книги
ну и ..... ты Дольче Габаннннннна 08:24:26
Взять у меня на неделю штаны на выступление,
объяснив, что это очень важно и больше никто не может помочь, кроме как я
я рвал очко, чтобы отрыть эти штаны
а теперь ты говоришь, что они тебе не пригодились.
\РАЗНЕС ВСЕ В ЩЕПКИ\


Категории: Настроение
показать предыдущие комментарии (2)
09:55:04 Дольче Габаннннннна
Просто чел мне мозг выебал с этими штанами, а в итоге даже не надел их, пидор
10:00:34 гарри на феррари
И такие бывают...
10:01:02 Дольче Габаннннннна
Просто чел мне мозг выебал с этими штанами, а в итоге даже не надел их, пидор
10:03:17 гарри на феррари
И такие бывают
Бунин. Легкое дыхание. chigurh в сообществе Moramo 05:29:35

Homo Agens

И часто перечитываю эти шесть страниц, только ради последних двух абзацев.

— Я в одной папиной книге, — у него много старинных, смешных книг, — прочла, какая красота должна быть у женщины... Там, понимаешь, столько насказано, что всего не упомнишь: ну, конечно, черные, кипящие смолой глаза, — ей-богу, так и написано: кипящие смолой! — черные, как ночь, ресницы, нежно играющий румянец, тонкий стан, длиннее обыкновенного руки, — понимаешь, длиннее обыкновенного! — маленькая ножка, в меру большая грудь, правильно округленная икра, колена цвета раковины, покатые плечи, — я многое почти наизусть выучила, так все это верно! — но главное, знаешь ли что? — Легкое дыхание! А ведь оно у меня есть, — ты послушай, как я вздыхаю, — ведь правда, есть?

Теперь это легкое дыхание снова рассеялось в мире, в этом облачном небе, в этом холодном весеннем ветре.


полный текст https://ilibrary.ru­/text/1052/p.1/index­.html

Категории: Литература, Бунин
Джером Сэлинджер "И эти губы, и глаза зеленые" chigurh в сообществе Moramo 04:47:07

Homo Agens

Когда зазвонил телефон, седовласый мужчина не без уважительности спросил молодую женщину, снять ли трубку — может быть, ей это будет неприятно? Она повернулась к нему и слушала словно издалека, крепко зажмурив один глаз от света; другой глаз оставался в тени — широко раскрытый, но отнюдь не наивный и уж до того темно-голубой, что казался фиолетовым. Седовласый просил поторопиться с ответом, и женщина приподнялась — неспешно, только-только что не равнодушно — и оперлась на правый локоть. Левой рукой отвела волосы со лба.

— О господи, — сказала она. — Не знаю. А по-твоему как быть?

Седовласый ответил, что, по его мнению, снять ли трубку, нет ли, один черт, пальцы левой руки протиснулись над локтем, на который опиралась женщина, между ее теплой рукой и боком, поползли выше. Правой рукой он потянулся к телефону. Чтобы снять трубку наверняка, а не искать на ощупь, надо было приподняться, и затылком он задел край абажура. В эту минуту его седые, почти совсем белые волосы были освещены особенно выгодно, хотя, может быть, и чересчур ярко. Они слегка растрепались, но видно было, что их недавно подстригли — вернее, подровняли. На висках и на шее они, как полагается, были короткие, вообще же гораздо длиннее, чем принято, пожалуй даже, на «аристократический»­ манер.

— Да? — звучным голосом сказал он в трубку.

Молодая женщина, по-прежнему опершись на локоть, следила за ним. В ее широко раскрытых глазах не отражалось ни тревоги, ни раздумья, только и видно было, какие они большие и темно-голубые.

В трубке раздался мужской голос — безжизненный и в то же время странно напористый, почти до неприличия взбудораженный:

— Ли? Я тебя разбудил?

Седовласый бросил быстрый взгляд влево, на молодую женщину.

— Кто это? — спросил он. — Ты, Артур?
Подробнее…
— Да, я. Я тебя разбудил?

— Нет-нет. Я лежу и читаю. Что-нибудь случилось?

— Правда я тебя не разбудил? Честное слово?

— Да нет же, — сказал седовласый. — Вообще говоря, я уже привык спать каких-нибудь четыре часа…

— Я вот почему звоню, Ли: ты случайно не видал, когда уехала Джоана? Ты случайно не видал, она не с Эленбогенами уехала?

Седовласый опять поглядел влево, но на этот раз не на женщину, которая теперь следила за ним, точно молодой голубоглазый ирландец-полицейский, а выше, поверх ее головы.

— Нет, Артур, не видал, — сказал он, глядя в дальний неосвещенный угол комнаты, туда, где стена сходилась с потолком. — А разве она не с тобой уехала?

— Нет, черт возьми. Нет. Значит, ты не видал, как она уехала?

— Да нет, по правде говоря, не заметил. Понимаешь, Артур, по правде говоря, я вообще сегодня за весь вечер ни черта не видел. Не успел я переступить порог, как в меня намертво вцепился этот болван-то ли француз, то ли австриец, черт его разберет. Все эти паршивые иностранцы только и ждут, как бы вытянуть из юриста даровой совет. А что? Что случилось? Джоанна потерялась?

— О черт. Кто ее знает. Я не знаю. Ты же знаешь, какова она, когда налакается и ей не сидится на месте. Ничего я не знаю. Может быть, она просто…

— А Эленбогенам ты звонил? — спросил седовласый.

— Звонил. Они еще не вернулись. Ничего я не знаю. Черт, я даже не уверен, что она уехала с ними. Знаю только одно. Только одно, черт подери. Не стану я больше ломать себе голову. Хватит с меня. На этот раз я твердо решил. С меня хватит. Пять лет. Черт подери.

— Послушай, Артур, не надо так волноваться, — сказал седовласый. — Во-первых, насколько я знаю Эленбогенов, они наверняка взяли такси, прихватили Джоанну и махнули на часок-другой в Гринвич-Вилледж. Скорее всего, они все трое сейчас ввалятся…

— У меня такое чувство, что она развлекается там на кухне с каким-нибудь сукиным сыном. Такое у меня чувство. Она, когда налакается, всегда бежит на кухню и вешается на шею какому-нибудь сукиному сыну. Хватит с меня. Клянусь богом, на этот раз я твердо решил. Пять лет, черт меня…

— Ты откуда звонишь? — спросил седовласый. — Из дому?

— Вот-вот. Из дому. Мой дом, мой милый дом. О черт.

— Слушай, не надо так волноваться… Ты что… ты пьян, что ли?

— Не знаю. Почем я знаю, будь оно все проклято.

— Ну погоди, ты вот что. Ты успокойся. Ты только успокойся, — сказал седовласый. — Господи, ты же знаешь Эленбогенов. Скорей всего, они просто опоздали на последний поезд. Скорей всего, они с Джоанной в любую минуту ввалятся к тебе с пьяными шуточками и…

— Они поехали домой.

— Откуда ты знаешь?

— От девицы, на которую они оставили детей. Мы с ней вели весьма приятную светскую беседу. Мы с ней закадычные друзья, черт подери. Нас водой не разольешь.

— Ну, ладно. Ладно. Что из этого? Может, ты все-таки возьмешь себя в руки и успокоишься? — сказал седовласый. — Наверно, они все прискачут с минуты на минуту. Можешь мне поверить. Ты же знаешь Леону. Уж не знаю, что это за чертовщина, но, когда они попадают в Нью-Йорк, всех их сразу одолевает это самое коннектикутское веселье, будь оно неладно. Ты же сам знаешь.

— Да, да. Знаю. Знаю. А, ничего я не знаю.

— Ну, конечно, знаешь. Попробуй представить себе, как было дело. Эти двое, наверно, просто силком затащили Джоанну…

— Слушай. Ее сроду никому никуда не приходилось тащить силком. И не втирай мне очки, что ее кто-то там затащил.

— Никто тебе очки не втирает, — спокойно сказал седовласый.

— Знаю, знаю! Извини. О черт, я с ума схожу. Нет, я правда тебя не разбудил? Честное слово?

— Если б разбудил, я бы так и сказал, — ответил седовласый. Он рассеянно выпустил руку женщины. — Вот что, Артур. Может, послушаешься моего совета? — Свободной рукой он взялся за провод под самой трубкой. — Я тебе серьезно говорю. Хочешь выслушать дельный совет?

— Д-да. Не знаю. А, черт, я тебе спать не даю. И почему я просто не перережу себе…

— Послушай меня, — сказал седовласый. — Первым делом, это я тебе серьезно говорю, ложись в постель и отдохни. Опрокинь стаканчик чего-нибудь покрепче на сон грядущий, укройся…

— Стаканчик? Ты что, шутишь? Да я, черт подери, за последние два часа, наверно, больше литра вылакал. Стаканчик! Я уже до того допился, что сил нет…

— Ну ладно, ладно. Тогда ложись в постель, — сказал седовласый. — И отдохни, слышишь? Подумай, ну что толку вот так сидеть и мучиться?

— Да, да, понимаю. Я бы и не волновался, ей-богу, но ведь ей нельзя доверять! Вот клянусь тебе. Клянусь, ей ни на волос нельзя доверять. Только отвернешься, и… А-а, что говорить… Проклятье, я с ума схожу.

— Ладно. Не думай об этом. Не думай. Может ты сделать мне такое одолжение? — сказал седовласый. — Попробуй-ка выкинуть все это из головы. Похоже, ты… честное слово, по-моему, ты делаешь из мухи…

— А знаешь, чем я занимаюсь? Знаешь, чем я занимаюсь?! Мне очень совестно, но сказать тебе, чем я, черт подери, занимаюсь каждый вечер, когда прихожу домой? Сказать?

— Артур, послушай, все это не…

— Нет, погоди. Вот я тебе сейчас скажу, будь оно все проклято. Мне просто приходится держать себя за шиворот, чтоб не заглянуть в каждый стенной шкаф, сколько их есть в квартире — клянусь! Каждый вечер, когда я прихожу домой, я так и жду, что по углам прячется целая орава сукиных сынов. Какие-нибудь лифтеры! Рассыльные! Полицейские!..

— Ну, ладно. Ладно, Артур. Попробуй немного успокоиться, — сказал седовласый. Он бросил быстрый взгляд направо: там на краю пепельницы лежала сигарета, которую закурили раньше, до телефонного звонка. Впрочем, она уже погасла, и он не соблазнился ею. — Прежде всего, — продолжал он в трубку, — я тебе сто раз говорил, Артур: вот тут-то ты и совершаешь самую большую ошибку. Ты понимаешь, что делаешь? Сказать тебе? Ты как нарочно — я серьезно говорю, — ты просто как нарочно себя растравляешь. В сущности, ты сам внушаешь Джоанне… — Он оборвал себя на полуслове. — Твое счастье, что она молодец девочка. Серьезно тебе говорю. А по-твоему, у нее так мало вкуса, да и ума, если уж на то пошло…

— Ума! Да ты шутишь? Какой там у нее, к черту, ум! Она просто животное!

Седовласый раздул ноздри, словно ему вдруг не хватило воздуха.

— Все мы животные, — сказал он. — По самой сути все мы — животные.

— Черта с два. Никакое я не животное. Я, может быть, болван, бестолочь, гнусное порождение двадцатого века, но я не животное. Ты мне этого не говори. Я не животное.

— Послушай, Артур. Так мы ни до чего не…

— Ума захотел. Господи, знал бы ты, до чего это смешно. Она-то воображает, будто она ужасная интеллектуалка. Вот где смех, вот где комедия. Читает в газете театральные новости и смотрит телевизор, покуда глаза на лоб не полезут, значит, интеллектуалка. Знаешь, кто у меня жена? Нет, ты хочешь знать, кто такая моя жена? Величайшая артистка, писательница, психоаналитик и вообще величайший гений во всем Нью-Йорке, только еще не проявившийся, не открытый и не признанный. А ты и не знал? О черт, до чего смешно, прямо охота перерезать себе глотку. Мадам Бовари, вольнослушательница курсов при Колумбийском университете. Мадам…

— Кто? — досадливо переспросил седовласый.

— Мадам Бовари, слушательница лекций на тему «Что нам дает телевидение». Господи, знал бы ты…

— Ну ладно, ладно. Не стоит толочь воду в ступе, — сказал седовласый. Повернулся и, поднеся два пальца к губам, сделал женщине знак, что хочет закурить. — Прежде всего, — сказал он в трубку, — черт тебя разберет, умный ты человек, а такта ни на грош. — Он приподнялся, чтобы женщина могла за его спиной дотянуться до сигарет. — Серьезно тебе говорю. Это сказывается и на твоей личной жизни, и на твоей…

— Ума захотел! Фу, помереть можно! Боже милостивый! А ты хоть раз слыхал, как она про кого-нибудь рассказывает, про какого-нибудь мужчину? Вот выпадет у тебя минутка свободная, сделай одолжение, попроси, чтобы она тебе описала кого-нибудь из своих знаковых. Про каждого мужчину, который попадается ей на глаза, она говорит одно и то же: «Ужасно симпатичный». Пусть он будет распоследний, жирный, безмозглый, старый…

— Хватит, Артур, — резко перебил седовласый. — Все это ни к чему. Совершенно ни к чему. — Он взял у женщины зажженную сигарету. Она тоже закурила. — Да, кстати, — сказал он, выпуская дым из ноздрей, — а как твои сегодняшние успехи?

— Что?

— Как твои сегодняшние успехи? Выиграл дело?

— Фу, черт! Не знаю. Скверно. Я уже собирался начать заключительную речь, и вдруг этот Лисберг, адвокат истца, вытащил откуда-то дуру горничную с целой кучей простынь в качестве вещественного доказательства, а простыни все в пятнах от клопов. Брр!

— И чем же кончилось? Ты проиграл? — спросил седовласый и опять глубоко затянулся.

— А ты знаешь, кто сегодня судил? Эта старая баба Витторио. Черт его разберет, почему у него против меня зуб. Я и слова сказать не успел, а он уже на меня накинулся. С таким не сговоришь, никаких доводов не слушает.

Седовласый повернул голову и посмотрел, что делает женщина. Она взяла со столика пепельницу и поставила между ними.

— Так ты проиграл, что ли? — спросил он в трубку.

— Что?

— Я спрашиваю, дело ты проиграл?

— Ну да. Я еще на вечере хотел тебе рассказать. Только не успел в этой суматохе. Как по-твоему, шеф полезет на стену? Мне-то плевать, но все-таки как по-твоему? Очень он взбесится?

Левой рукой седовласый стряхнул пепел на край пепельницы.

— Не думаю, что шеф непременно полезет на стену, Артур, — сказал он спокойно. — Но, уж надо полагать, и не обрадуется. Знаешь, сколько времени мы заправляем этими тремя паршивыми гостиницами? Еще папаша нашего Шенли основал…

— Знаю, знаю. Сынок мне рассказывал уже раз пятьдесят, не меньше. Отродясь не слыхивал ничего увлекательнее. Так вот, я проиграл это треклятое дело. Во-первых, я не виноват. Чертов псих Витторио с самого начала травил меня, как зайца. Потом безмозглая дура горничная вытащила эти простыни с клопами…

— Никто тебя не винит, Артур, — сказал седовласый. — Ты хотел знать мое мнение — очень ли обозлится шеф. Вот я и сказал тебе откровенно…

— Да знаю я, знаю… Ничего я не знаю. Кой-черт! В крайнем случае могу опять податься в военные. Я тебе говорил?

Седовласый опять повернулся к женщине — может быть, хотел показать, как терпеливо, даже стоически он все это выслушивает. Но она не увидела его лица. Она нечаянно опрокинула коленом пепельницу и теперь поспешно собирала пепел в кучку; она подняла глаза секундой позже, чем следовало.

— Нет, Артур, ты мне об этом не говорил, — сказал седовласый в трубку.

— Ну да. Могу вернуться в армию. Еще сам не знаю. Понятно, я вовсе этого не жажду и не пойду на это, если сумею выкрутиться по-другому. Но, может быть, все-таки придется. Не знаю. По крайней мере, можно будет забыть обо всем на свете. Если мне опять дадут тропический шлем, и большущий письменный стол, и хорошую сетку от москитов, может быть, это будет не так уж…

— Вот что, друг, хотел бы я вправить тебе мозги, — сказал седовласый. — Очень бы я этого хотел. Ты до черта… Ты ведь вроде неглупый малый, а несешь какой-то младенческий вздор. Я тебе это от души говорю. Из пустяка раздуваешь невесть что…

— Мне надо от нее уйти. Понятно? Еще прошлым летом надо было все кончить, тогда был такой разговор — ты это знаешь? А знаешь, почему я с нею не порвал? Сказать тебе?

— Артур. Ради всего святого. Этот наш разговор совершенно ни к чему.

— Нет, погоди. Ты слушай. Сказать тебе, почему я с ней не порвал? Так вот, слушай. Потому что мне жалко ее стало. Чистую правду тебе говорю. Мне стало ее жалко.

— Ну, не знаю. То есть, я хочу сказать, тут не мне судить, — сказал седовласый. — Только, мне кажется, ты забываешь одно: ведь Джоанна взрослая женщина. Я, конечно, не знаю, но мне кажется…

— Взрослая женщина! Да ты спятил! Она взрослый ребенок, вот она кто! Послушай, вот я бреюсь — нет, ты только послушай, — бреюсь, и вдруг здрасьте, она зовет меня через всю квартиру. Я недобрит, морда вся в мыле, иду смотреть, что у нее там стряслось. И знаешь, зачем она меня звала? Хотела спросить, как по-моему, умная она или нет. Вот честное слово! Говорю тебе, она жалкое существо. Сколько раз я смотрел на нее спящую, и я знаю, что говорю. Можешь мне поверить.

— Ну, тебе виднее… я хочу сказать, тут не мне судить, — сказал седовласый. — Черт подери, вся беда в том, что ты ничего не делаешь, чтобы исправить…

— Мы не пара, вот и все. Коротко и ясно. Мы совершенно друг другу не подходим. Знаешь, что ей нужно? Ей нужен какой-нибудь здоровенный сукин сын, который вообще не станет с ней разговаривать, — вот такой нет-нет да и даст ей жару, доведет до полнейшего бесчувствия — и пойдет преспокойно дочитывать газету. Вот что ей нужно. Слаб я для нее, по всем статьям слаб. Я знал, еще когда мы только поженились, клянусь богом, знал. Вот ты хитрый черт, ты так и не женился, но понимаешь, перед тем как люди женятся, у них иногда бывает вроде озарения: вот, мол, какая будет моя семейная жизнь. А я от этого отмахнулся. Отмахнулся от всяких озарений и предчувствий, черт дери. Я слабый человек. Вот тебе и все.

— Ты не слабый. Только надо шевелить мозгами, — сказал седовласый и взял у молодой женщины зажженную сигарету.

— Конечно, я слабый! Конечно, слабый! А, дьявольщина, я сам знаю, слабый я или нет! Не будь я слабый человек, неужели, по-твоему, я бы допустил, чтобы все так… А-а, что об этом говорить! Конечно, я слаб… Господи боже, я тебе всю ночь спать не даю. И какого дьявола ты не повесишь трубку? Я серьезно говорю. Повесь трубку, и все.

— Я вовсе не собираюсь вешать трубку, Артур. Я хотел бы тебе помочь, если это в человеческих силах, — сказала седовласый. — Право же, ты сам себе худший…

— Она меня не уважает. Господи боже, да она меня и не любит. А в сущности, в самом последнем счете и я тоже больше ее не люблю. Не знаю. И люблю, и не люблю. Всяко бывает. То так, то эдак. О черт! Каждый раз, как я твердо решаю положить этому конец, вдруг почему-то оказывается, что мы приглашены куда-то на обед, и я должен где-то ее встретить, и она является в белых перчатках, или еще в чем-нибудь таком… Не знаю. Или я начинаю вспоминать, как мы с ней в первый раз поехали в Нью-Хейвен на матч принстонцев с йельцами. И только выехали, спустила шина, а холод был собачий, и она светила мне фонариком, пока я накачивал эту треклятую шину… ты понимаешь, что я хочу сказать. Не знаю. Или вспомнится… черт, даже неловко… вспомнятся дурацкие стихи, которые я ей написал, когда у нас только-только все начиналось. «Чуть розовеющая и лилейная, и эти губы, и глаза зеленые…» Черт, даже неловко… Эти строчки всегда напоминали мне о ней. Глаза у нее не зеленые… у нее глаза как эти проклятые морские раковины, чтоб им… но все равно, мне вспоминается… не знаю. Что толку говорить? Я с ума схожу. И почему ты не повесишь трубку? Серьезно…

— Я совсем не собираюсь вешать трубку, Артур. Тут только одно…

— Как-то она купила мне костюм. На свои деньги. Я тебе не рассказывал?

— Нет, я…

— Вот так взяла и пошла к Триплеру, что ли, и купила мне костюм. Сама, без меня. О черт, я что хочу сказать, есть в ней что-то хорошее. И вот забавно, костюм пришелся почти впору. Надо было только чуть сузить в бедрах… брюки… да подкоротить. Черт, я хочу сказать, есть в ней что-то хорошее…

Седовласый послушал еще минуту. Потом резко обернулся к женщине. Он лишь мельком взглянул не нее, но она сразу поняла, что происходит на другом конце провода.

— Ну-ну, Артур. Послушай, этим ведь не поможешь, — сказал он в трубку. — Этим не поможешь. Серьезно. Ну, послушай. От души тебе говорю. Будь умницей, разденься и ложись в постель, ладно? И отдохни. Джоанна скорей всего через минуту явится. Ты же не хочешь, чтобы она застала тебя в таком виде, верно? И вместе с ней скорей всего ввалятся эти черти Эленбогены. Ты же не хочешь, чтобы вся эта шатия застала тебя в таком виде, верно? — Он помолчал, вслушиваясь. — Артур! Ты меня слышишь?

— О господи, я тебе всю ночь спать не даю. Что бы я ни делал, я…

— Ты мне вовсе не мешаешь, — сказал седовласый. — И нечего об этом думать. Я же тебе сказал, я теперь сплю часа четыре в сутки. Но я бы очень хотел тебе помочь, дружище, если только это в человеческих силах. — Он помолчал. — Артур! Ты слушаешь?

— Ага. Слушай. Вот что. Все равно я тебе спать не даю. Можно я зайду к тебе и выпью стаканчик? Ты не против?

Седовласый выпрямился и свободной рукой взялся за голову.

— Прямо сейчас? — спросил он.

— Ну да. То есть если ты не против. Я только на минутку. Просто мне хочется пойти куда-то и сесть, и… не знаю. Можно?

— Да, отчего же. Но только, Артур, я думаю, не стоит, — сказал седовласый и опустил руку.-То есть я буду очень рад, если ты придешь, но, уверяю тебя, сейчас ты должен взять себя в руки, и успокоиться, и дождаться Джоанну. Уверяю тебя. Когда она прискачет домой, ты должен быть на месте и ждать ее. Разве я не прав?

— Д-да. Не знаю. Честное слово, не знаю.

— Зато я знаю, можешь мне поверить, — сказал седовласый. — Слушай, почему бы тебе сейчас не лечь в постель и не отдохнуть, а потом, если хочешь, позвони мне опять. То есть если тебе захочется поговорить. И не волнуйся ты! Это самое главное. Слышишь? Ну как, согласен?

— Ладно.

Седовласый еще минуту прислушивался, потом опустил трубку на рычаг.

— Что он сказал? — тотчас спросила женщина.

Седовласый взял с пепельницы сигарету — выбрал среди окурков выкуренную наполовину. Затянулся, потом сказал:

— Он хотел прийти сюда и выпить.

— О боже! А ты что?

— Ты же слышала, — сказал седовласый, глядя на женщину. — Ты сама слышала. Разве ты не слыхала, что я ему говорил? — Он смял сигарету.

— Ты был изумителен. Просто великолепен, — сказала женщина, не сводя с него глаз. — Боже мой, я чувствую себя ужасной дрянью.

— Да-а, — сказал седовласый. — Положение не из легких. Уж не знаю, насколько я был великолепен.

— Нет-нет. Ты был изумителен, — сказала женщина. — А на меня такая слабость нашла. Просто ужасная слабость. Посмотри на меня.

Седовласый посмотрел.

— Да, действительно, положение невозможное, — сказал он.-То есть все это настолько неправдоподобно…

— Прости, милый, одну минутку, — поспешно сказала женщина и перегнулась к нему. — Мне показалось, ты горишь! — Быстрыми, легкими движениями она что-то смахнула с его руки. — Нет, ничего. Просто пепел. Но ты был великолепен. Боже мой, я чувствую себя настоящей дрянью.

— Да, положение тяжелое. Он, видно в скверном…

Зазвонил телефон.

— А черт! — выругался седовласый, но тотчас снял трубку. — Да?

— Ли? Я тебя разбудил?

— Нет, нет.

— Слушай, я подумал, что тебе будет интересно. Сию минуту ввалилась Джоанна.

— Что? — переспросил седовласый и левой рукой заслонил глаза, хотя лампа светила не в лицо ему, а в затылок.

— Ага. Вот только что ввалилась. Прошло, наверно, секунд десять, как мы с тобой кончили разговаривать. Вот я и решил тебе позвонить, пока она в уборной. Слушай, Ли, огромное тебе спасибо. Я серьезно — ты знаешь, о чем я говорю. Я тебя не разбудил, нет?

— Нет, нет. Я как раз… нет, нет, — сказал седовласый, все еще заслоняя глаза рукой, и откашлялся.

— Ну вот. Получилось, видно, так: Леона здорово напилась и закатила истерику, и Боб упросил Джоанну поехать с ними еще куда-нибудь выпить, пока все не утрясется. Я-то не знаю. Тебе лучше знать. Все очень сложно. Ну и вот, она уже дома. Какая-то мышиная возня. Честное слово, это все подлый Нью-Йорк. Я вот что думаю: если все наладится, может, мы снимем домик где-нибудь в Коннектикуте. Не обязательно забираться уж очень далеко, но куда-нибудь, где можно жить по-людски, черт возьми. Понимаешь, у нее страсть — цветы, кусты и всякое такое. Если бы ей свой садик и все такое, она, верно, с ума сойдет от радости. Понимаешь? Ведь в Нью-Йорке все наши знакомые — кроме тебя, конечно, — просто психи, понимаешь? От этого и нормальный человек рано или поздно поневоле спятит. Ты меня понимаешь?

Седовласый все не отвечал. Глаза его за щитком ладони были закрыты.

— Словом, я хочу сегодня с нею об этом поговорить. Или, может быть, завтра утром. Она все еще немножко не в себе. Понимаешь, в сущности, она ужасно славная девочка, и если нам все-таки еще можно хоть как-то все наладить, глупо будет не попробовать. Да, кстати, я заодно попытаюсь уладить эту гнусную историю с клопами. Я уж кое-что надумал. Ли, как по-твоему, если мне прямо пойти к шефу и поговорить, могу я…

— Извини, Артур, если ты не против, я бы…

— Ты только не думай, я не потому тебе звоню, что беспокоюсь из-за моей дурацкой службы или что-нибудь в этом роде. Ничего подобного. В сущности, меня это мало трогает, черт подери. Просто я подумал, если бы удалось не слишком лезть вон из кожи и все-таки успокоить шефа, так дурак я буду…

— Послушай, Артур, — прервал седовласый, отнимая руку от лица, — у меня вдруг зверски разболелась голова. Черт ее знает, с чего это. Ты извинишь, если мы сейчас кончим? Потолкуем утром, ладно? — Он слушал еще минуту, потом положил трубку.

Женщина тотчас начала что-то говорить, но он не ответил. Взял с пепельницы не докуренную ею сигарету и поднес было к губам, но уронил. Женщина хотела помочь ему отыскать сигарету — еще прожжет что-нибудь, — но он сказал, чтобы она, ради всего святого, сидела смирно, — и она убрала руку.


скачать здесь http://smartfiction­.ru/prose/pretty-mou­th-and-green-my-eyes­/
и читать лучше тоже там

Категории: Литература, Дж. Сэлинджер
воскресенье, 16 декабря 2018 г.
--- Cоllapsar в сообществе Северная глушь 18:12:52

let the mystery­ be

То, что буду рассказывать дальше, мне хотелось бы напечатать курсивом,-- даже нет, не курсивом, а каким-то новым, невиданным шрифтом. Оттого, что я ночью не спал, во мне была какая-то необыкновенно восприимчивая пустота. Мне казалось, что голова у меня стеклянная, и легкая ломота в ногах тоже казалась стеклянной. И сразу, как только я вышел на улицу... Да, вот теперь я нашел слова. Я спешу их записать, пока они не потускнели. Когда я вышел на улицу, я внезапно увидел мир таким, каков он есть на самом деле. Ведь мы утешаем себя, что мир не может без нас существовать, что он существует, поскольку мы существуем, поскольку мы можем себе представить его. Смерть, бесконечность, планеты -- все это страшно именно потому, что это вне нашего представления, И вот, в тот страшный день, когда, опустошенный бессонницей, я вышел на улицу, в случайном городе, и увидел дома, деревья, автомобили, людей,-- душа моя внезапно отказалась воспринимать их как нечто привычное, человеческое. Моя связь с миром порвалась, я был сам по себе, и мир был сам по себе,-- и в этом мире смысла не было. Я увидел его таким, каков он есть на самом деле: я глядел на дома, и они утратили для меня свой привычный смысл; все то, о чем мы можем думать, глядя на дом... архитектура... такой-то стиль... внутри комнаты такие-то... некрасивый дом... удобный дом...-- все это скользнуло прочь, как сон, и остался только бессмысленный облик,-- как получается бессмысленный звук, если долго повторять, вникая в него, одно и то же обыкновеннейшее слово. И с деревьями было то же самое, и то же самое было с людьми. Я понял, как страшно человеческое лицо. Все -- анатомия, разность полов, понятие ног, рук, одежды,-- полетело к черту, и передо мной было нечто-- даже не существо, ибо существо тоже человеческое понятие,-- а именно нечто, движущееся мимо. Напрасно я старался пересилить ужас, напрасно вспоминал, как однажды, в детстве, я проснулся и, прижав затылок к низкой подушке, поднял глаза и увидал спросонья, что над решеткой изголовья наклоняется ко мне непонятное лицо, безносое, с черными, гусарскими усиками под самыми глазами, с зубами на лбу -- и, вскрикнув, привстал, и- мгновенно черные усики оказались бровями, а все лицо -- лицом моей матери, которое я сперва увидал в перевернутом, непривычном виде. И теперь я тоже старался привстать, дабы зримое приняло вновь свое обычное положение, и это не удавалось мне. Напротив, чем пристальнее я вглядывался в людей, тем бессмысленнее становился их облик. Охваченный ужасом, я искал какой-нибудь точки опоры, исходной мысли, чтобы, начав с нее, построить снова простой, естественный, привычный мир, который мы знаем. Я, кажется, сидел на скамейке в каком-то парке. Действий моих в точности не помню. Как человеку, с которым случился на улице сердечный припадок, нет дела до прохожих, до солнца, до красоты старинного собора,-- а есть в нем только всепоглощающее желание дышать,-- так и у меня было только одно желание: не сойти с ума. Думаю, что никто никогда так не видел мира, как я видел его в те минуты. Страшная нагота, страшная бессмыслица. Рядом какая-то собака обнюхивала снег. Я мучительно старался понять, что такое "собака",-- и оттого, что я так пристально на нее смотрел, она доверчиво подползла ко мне,-- и стало мне до того тошно, что я встал со скамьи и пошел прочь.

Категории: Набоков, Ужас
я порвал со всеми я готов уйти мак садовский 16:34:50
я порвал со всеми я готов уйти
суббота, 15 декабря 2018 г.
Третья SadWanderer 20:37:19
Кто-нибудь сталкивался с тем, что не можешь подтвердить чертовый почтовый ящик? Сколько раз я нажимала на кнопку, которая, по идее, должна была выслать письмо с подтверждением - а его нет. Ни в спаме, ни в самой почте. В поисковике набирала "beon" и ничего. Странно...
А так, всё как обычно. Начала читать "Призраки пропавшего рейса" (Беар Гриллс), без понятия, когда закончу книжку, но начало довольно интересное. Планирую завтра или в понедельник пойти в книжный, т.к. до 30-го числа скидки.

Музыка Skillet - Feel Invincible
Настроение: Нормальное
Хочется: Молочного шоколада
показать предыдущие комментарии (1)
21:05:00 SadWanderer
Спасибо за совет. Вроде изменила почтовый ящик на другой, но и там нет письма с подтверждением. До сих пор ввожу капчу и тыкаю на "подтвердить имейл", проверяю ящик - ничего от беона. По ходу, я идиот.
21:08:01 rаfnsvartr
вообще-то странно :-?­ может, с большой задержкой идёт последнее время беон дико грешит своей тормознутостью
21:09:41 SadWanderer
Скорей всего, а если учитывать мою победительность и дружбу с техникой - то это просто к-комбо
Мята с корицей(Глава 6 — Потеря) Светлая Лана 18:03:01
В глазах Александры начинало темнеть. Казалось, что вот-вот душа девушки покинет её измученное тело, но некое желание жить заставляло бороться. Из последних сил Виноградова схватил стоящий рядом костыль и ударила им Кроули прямо в лицо. Вампир вовремя успел отскочить и серьёзно не пострадал. Да и, вообще, для такого чудовища нет ни страданий, ни радостей. Ругаясь и постанывая от боли, Александра кое-как сумела сесть на кровати. Девушка была готова кинуться в бой прямо сейчас, несмотря на своё хлипкое состояние. Военная только-только хотела было призвать своего демона, как поняла, что маленького зелёного кулончика нет на её шее.

Юсфорд надменно ухмылялся, наблюдая за тщетными попытками Виноградовой найти свой кулон. Ему нравился испуганный взгляд больших зелёных глаз, дрожание бледно-розовых губ, появление небольшой морщинке в центре лба девушки. О, да. Это прекрасное чувство, когда ты над кем-то доминируешь.

— Красотка, ты случаем не это ищешь? — спросил мужчина у военной.

Александру больно кольнуло в ногах, мурашки пробежали по спине. Как же она сразу-то не смогла догадаться, что кулон мог украсть её враг?! Офицер теперь ненавидел себя за такую нелепую ошибку. Её жизнь не было столь ценной как этот чёртов кулон, где находился демон. Если Виноградовой не станет, то её место займёт кто-нибудь другой, а вот найти другого демона — задача невозможная.

— Скотина! — процедила сквозь зубы Александра.

— Ну, ну! Тише, милашка! — поднял руки Юсфорд в успокаивающем жесте. — У тебя такая вкусная кровь, а ты ведёшь себя так жестоко и холодно со мной. Не расстраивай меня.

— Не смей давать мне глупо-ванильные клички! — крикнул офицер, кое-как поднявшись с кушетки. — Что ты можешь знать о нас, людях?! Что?! Ну, же скажи! Не знаешь?!

— Ох, ну ты и крикливая… — вздохнул вампир. — Вообще-то, я тоже когда-то был человеком, поэтому прекрасно знаю о всех человеческих чувствах. Правда со временем я начинаю забывать о них. Вечность — это сущий ад. Я даже завидую тебе, красотка. Когда-нибудь смерть примет тебя в свои объятия, а я так и продолжу свои скитальческие дни вампира.

От слов мужчины у Виноградовой ёкнуло в сердце. Он был человеком… Человеком! Так неужели вампиры и люди близки по своей природе, а, может быть, между ними можно поставить знак равенства? Нет, нет! Вампиры — вечные бесчувственные твари, пусть они и были раньше людьми. С другой же стороны, это поразительно! Александра не могла себе и во сне представить, что даже такой жестокий кровосос, как Кроули Юсфорд, был когда-то самым обыкновенным мужчиной.

— Человеком?.. — пролепетала девушка, вып